Текущие мероприятия

День России в Вильнюсе

Сайты-партнёры

Фонд русский мир
САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ



Общественная организация ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ

ГЖЕЛЬ


Нужна ли нам такая «забота»?
  • Опубликовано: 2 август, 20:08
Парламентарии А.Ажубалис, А.Билотайте и Л.Кащюнас подготовили поправки к Закону об образовании, согласно которым с 2023 года в русских и польских школах обучение на 60% должно вестись на литовском языке, а только на 40% - на языке нацменьшинства. Об инициативе консерваторов мы поговорили с председателем Ассоциации русских школ Литвы Эллой Канайте.

- Стала ли для вас неожиданностью эта новая инициатива по дальнейшему сужению сферы употребления родного языка в школах нацменьшинств?

- От консерваторов всегда можно ждать инициатив, ущемляющих права нацменьшинств. Вспомним хотя бы поправки в Закон об образовании, внесенные ими совместно с либералами в 2011 году! Вспоминая об этом, придется сделать экскурс в историю: в 2003 году был принят Закон об образовании — очень демократичный закон, позволявший представителям нацменьшинств получать среднее образование на родном языке с 1 по 12 класс. В 2011 году по инициативе консерваторов и либерал-центристов были внесены поправки, которые существенно сократили образовательный процесс на родном языке, поскольку была изменена 30-я статья закона, гарантировавшая право получения среднего образования на родном языке. На литовский язык перевели обучение истории и географии Литвы, основ изучения окружающего мира и основ гражданственности. Следующий удар по школе национальных меньшинств был нанесен введением государственного экзамена по литовскому языку. Я сразу сделаю оговорку: да, мы, живя в Литве, должны знать и знаем литовский язык, уважать культуру и историю своей страны - это не подлежит обсуждению. И наши ребята успешно интегрируются в литовское общество (кстати, даже Габриэлюс Ландсбергис, побывав в гимназии «Сантара», удивился насколько хорошо владеют ученики литовским языком). Но такая лжезабота консерваторов о молодежи национальных меньшинств, выглядит цинично. Прямо скажем, никакое это не стремление интегрировать ребят в литовское общество — скорее это желание их ассимилировать.

- Почему введение единого госэкзамена по литовскому языку вызвало такое неприятие у русской общественности?

- Потому что это должен был быть постепенный процесс, нужен был переходный период. Тогда, в 2012 году, когда первоклассники школ нацменьшинств стали изучать литовский язык по единым программам, этот переходный период и должен был бы начаться. (Хотя и это не равноправная ситуация: одно дело, когда ребенок приходит в литовскую школу из литовской семьи, где он с младенчества говорит на литовском, и другое дело, когда ребенок из русской или польской семьи, где по-литовски не говорят, приходит в русскую или польскую школу и начинает изучать литовский язык как родной. То есть этим детям еще и приходится адаптироваться в стрессовой для них ситуации. В поправках был единственный плюс — это то, что было предусмотрено бесплатное обязательное обучение литовскому языку с 6 лет, для создания базиса). Вот эти первоклассники 2012 года, начавшие изучать литовский язык по единым программам, и должны были бы в 12 классе первыми сдать единый экзамен по литовскому языку — это было бы логично. А вводить единый экзамен для тех, кто изучал его по совсем иным программам, требовать от них знаний, которые им никто не давал, это похоже на испытание на прочность — мол, посмотрим, сломаются или нет, на издевательство над нацменьшинствами. Единственное послабление, которое тогда было сделано — это в два раза большая допустимая квота ошибок в сочинении на литовском языке для учеников школ нацменьшинств (26-27 ошибок. В литовских школах квота в два раза меньше. Правда, ежегодно эту допустимую квоту предложено снижать). К сожалению, объем сочинения одинаков для литовский и школ нацменьшинств— 500 слов. Когда четыре года назад тогдашний министр образования Павалькис, вняв просьбам национальных меньшинств, ввел поправки, позволяющие в этих школах писать сочинение на 100 слов меньше, консерваторы, либералы, тот же Степонавичюс подготовили петицию, под которой собрали более 16 тысяч подписей, утверждающую,что это нарушает принцип равных прав учащихся школ с литовским и русским или польским языком обучения. Естественно, поправки Повалькиса были через год отменены. А ведь в 2011 году, когда русская и польская общины собрали под своим обращением в защиту образования на родном языке более 60 тысяч подписей, это обращение было проигнорировано! Хотя принимая их, спикер парламента консерватор Ирена Дягутене обещала обратить внимание на эту просьбу. Но 60 с лишним тысяч подписей представителей нацменьшинств для слуг народа — в отличие от 18 тысяч подписей представителей титульной нации оказались пустышкой.

- Такое резкое изменение правил, как экстренное введение единого госэкзамена по литовскому языку для школ нацменьшинств, наверняка сказалось на результатах его сдачи?

- К сожалению, эти результаты не радуют. Правда, этот экзамен не сдают и более 9% выпускников литовских школ. Хотя в школах нацменьшинств этот показатель увы, выше: ведь дополнительные часы литовского языка в 11-12 классах не заполнили пробелы в его изучении ребятами за 5-10 -е классы. Наши ученики получили в разы меньше знаний по литовскому языку, чем их сверстники из литовских школ, которые якобы хотели равных прав при сдаче госэкзамена. О каком равенстве может в таком случае идти речь?! Права действительно были нарушены - права ребят из школ национальных меньшинств. Само же экстренное и неподготовленное введение единого госэкзамена привело к настоящим трагедиям в судьбах многих выпускников русских школ: ведь выпускник, не сдавший этот экзамен, лишается возможности бесплатно учиться в вузе. Даже после пересдачи экзамена шансов поступить на бесплатное обучение практически нет. Проблема и в том, что сам экзамен стал сложнее даже для выпускников литовских школ, изменились критерии оценивания.
Да, мы говорим о том, что надо увеличивать количество часов по литовскому языку, но не за счет уменьшения часов по родному языку! Хорошо, что наконец появились учебники и методические пособия по литовскому языку. Хотя у нас и так уже давно в русской школе идет билингвальное обучение: с восьмого класса многие учебники по разным предметам не переводятся на русский язык — ребята учатся по литовским учебникам. Рабочие тетради, начиная с 5 класса, по многим предметам( например, история) только на литовском языке. Да и поступают наши ребята в литовские вузы. Да лет 10 назад была сложная ситуация со школами Висагинаса, но сегодня ребята оттуда поступают в вузы Литвы. (Хотя в городе осталась одна русская гимназия и две прогимназии). Кстати, когда -то львиная доля поступающих в российские вузы была из Висагинаса. А сейчас учиться в Россию оттуда едут единицы.



- Насколько убедительны аргументы инициаторов поправок? Вот А. Ажубалису не нравится, что ребята из польских и русских школ едут учиться на историческую родину, где «для них создаются льготные условия» - мол, нацменьшинства в странах Балтии «стали очень заманчивой целью» «для гибридных войн Кремля»…

- Всего по программе поддержки российских соотечественников в Россию ежегодно отправляются на учебу 70-80 человек (это и бакалавриат, и магистратура, и ординатура) из более 1000-1300 выпускников русских школ Литвы. Это что — решающая цифра? К тому же около 80 % поступивших не возвращаются в Литву. Многие русские из Литвы едут учиться на Запад. И не надо лукавить, что вынуждают их уезжать языковые причины — о социально-экономических корнях эмиграции из Литвы не говорит только ленивый. А русских ребят во многом подталкивает к отъезду морально-психологический климат в Литве, в том числе и русофобия, которую раз за разом так ярко демонстрируют консерваторы. Мне ребята часто говорят: «Мы не видим здесь перспектив для себя». Вот проблема, о которой должны думать наши государственные мужи, т.к. данная проблема, в первую очередь затрагивает титульную молодежь.Так что не надо кощунствовать: это верх цинизма говорить, что причина отъезда — плохое знание литовского языка. А что плохого, если ребята получают образование в России или в Польше? Почему на Запад можно ехать, а на Восток нельзя? Почему Ажубалис не упоминает Шотландию, Данию, Ирландию,Великобританию, куда выпускники уезжают учиться потому, что там можно получить либо бесплатное образование, либо почти нулевой кредит на учебу. Молодежь уезжает массово — пусть консерваторы озаботятся лучше тем, как оставить в стране представителей титульной нации.

- Многие члены русской общины сетуют, что в русских школах не осталось ничего русского, что ребята даже на переменах говорят по-литовски — как же можно их упрекать в незнании языка и неуважении к Литве?

- Хотелось бы, чтобы господин Ажубалис сам пришел в русскую школу и поговорил с учениками. Пусть поговорит с родителями. Почему, проявляя такую трогательную заботу о нас, они не удосужились спросить нас, нужна ли нам эта забота? А ведь она - еще один шаг к дискриминации. Эта инициатива в очередной раз направлена против интересов русских и польских детей. Это ведь вовсе не забота о них - скорее наоборот: этот шаг ухудшает положение нацменьшинств и нарушает их права. Для А.Ажубалиса, Л.Кащюнаса и А.Билотайте эта инициатива — предвыборные технологии, возможность набрать политические очки среди тех, кто уже заражен вирусом русофобии. А все их аргументы, ссылки на якобы «заботу» об учащихся школ нацменьшинств —фальшивы и циничны. Чего стоят, например, лживые утверждения А.Ажубалиса о том, что русские и польские ребята выбирают вузы России и Польши из-за плохого знания литовского языка!? Мол, будут знать лучше, не придется им эмигрировать. Но где же логика у бывшего министра иностранных дел: чем тогда он объяснит эмиграцию почти миллиона своих соотечественников—литовцев, отлично владеющих родным языком? 
Я понимаю, что Европейская Рамочная конвенция о правах национальных меньшинств носит рекомендательный характер, но тем не менее ухудшать ситуацию нельзя: ведь если мы живем в демократической стране, то с нашим мнением, очевидно должны считаться? К сожалению, консерваторы демонстрируют обратное.
Кстати, утверждение Л.Кащюнаса, что при подготовке поправок за образец взяли эстонскую модель, еще одна ложь: в Эстонии в старших классах действительно 60% предметов преподают на эстонском языке. Но какие это предметы? Это эстонская литература, история и география Эстонии, музыка, физкультура, труды (технологии). То есть опять подмена — так давайте все называть своими именами: кто будет определять предметы, которые надо будет преподавать на литовском языке? Почему никто не говорит, что получать образование, развиваться дети должны на родном языке — тогда у них результаты учебы лучше и психика не будет травмирована!?. Многими исследователями доказано,что ребенок лучше усваивает и анализирует информацию на родном языке. Такие исследования проводились и в Литве, их выводы также сводились к тому, что учиться лучше на родном языке. Но, видимо, успеваемость и благополучие ребят из школ нацменьшинств, этих «слуг народа» не интересует.
Елена Юркявичене.



МЫ ИНФОРМИРУЕМ
ВАШЕ МНЕНИЕ:
Необходим ли обязательный экзамен по русскому языку за курс средней школы