Текущие мероприятия

Сайты-партнёры

Фонд русский мир

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации

САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ



Общественная организация ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ

Туризм и отдыхв Оренбургской области

Национальный туристический портал


Сохранение образования национальных меньшинств в Европе
  • Опубликовано: 15 ноябрь, 21:11
Запрет представителям нацменьшинств обучаться на родном языке обеспокоил мировое сообщество.
Парламентская ассамблея ОБСЕ призвала страны — члены Организации привести законодательство в соответствие с международным правом, чтобы не допустить языковой дискриминации.

В первую очередь призыв был адресован Украине и Латвии, где внедряются ущемляющие права национальных меньшинств реформы образования.В Литве в 2011 году Сейм утвердил поправки к закону об образованию, ущемляющие право национальных меньшинств на обучение на родном языке.
Сохранение образование на родном языке национальных меньшинств. Тема, безусловно, сложная и болезненная, но неужели никому в мировом пространстве не удалось ее решить оптимальным или хотя бы приближенным к нему образом?
Поэтому рассмотрим, как в прогрессивных многонациональных сообществах подходят к данной проблеме — возможно, и проблемы-то уже нет, а вместо изобретения уродливого велосипеда стоит опереться на мировой опыт?

Четыре языка Швейцарии.
Начнем мы, конечно, со Швейцарии как с самого яркого представителя полилингвистических стран. За исключением ретороманского, распространенного всего в одном из кантонов, но все же не теряющего статуса государственного, обучение детей ведется на трех основных языках (итальянском, немецком и французском), причем еще с детского сада, откуда дети выходят, уже владея базовыми навыками как минимум двух из них.Такой же упор на языки делается и в начальной школе, куда дети поступают в 5–6 лет. На выбор предлагаются все четыре языка, но выбрать два из них, родной и любой второй из государственных, надо обязательно.И отношение к изучению языков там совсем иное, нежели на постсоветском пространстве: здесь иностранный является не второстепенным предметом наряду с географией и физкультурой, а частью основного базового комплекса самых важных предметов наравне с государственными языками.Кроме того, большинство швейцарских школ предлагает углубленные программы изучения немецкого, французского и итальянского языков для тех ребят, кто после школы намерен продолжать обучение в соответствующих странах.И не стоит думать, что уроженцам немецких кантонов усвоение немецкого же языка дается легко и просто! Швейцарский немецкий отличается от классического достаточно сильно, так что для поступления впоследствии в вуз Германии надо учить его не менее основательно, чем иностранный.
Как правило, к старшим классам средний швейцарский подросток осваивает все три распространенных языка, а в вузе имеет широкие возможности свои знания усовершенствовать, так как швейцарские высшие учебные заведения предлагают образовательные программы не только на всех трех языках, но и на английском.
Словом, четыре государственных языка не только прекрасно уживаются на территории маленькой Швейцарии, но и способствуют углублению знаний детей в области лингвистики.

Ведь это неоспоримый факт, что каждый следующий язык осваивается легче и быстрее предыдущего, а в детстве все эти процессы, особенно в игровой форме, в каковой принято заниматься со швейцарскими дошколятами и младшими школьниками, проистекают еще быстрее и эффективнее. На выходе — высокообразованные культурные граждане, владеющие несколькими основными европейскими языками и уважительно относящиеся к языковым и национальным различиям.
Немецкоговорящих швейцарцев в стране больше всего — около 65%, а вот «французов» почти в три раза меньше: не дотягивают и до 23%. Итальянский распространен еще менее — и снова почти в три раза: чуть более 8% жителей Швейцарии используют этот язык.Что до ретороманского, то здесь и вовсе не наберется даже одного процента, что, повторим, никак не отражается на его официальном статусе.

Три языка Бельгии.
Одного, пусть и яркого, примера, конечно, мало. Поэтому отвлечемся от уютной Швейцарии и переключим внимание на не менее уютную Бельгию, где на целый один официальный язык меньше.Здесь, как и в случае с кантонами Швейцарии, большую роль в организации системы образования играет самоуправление, только в данном случае это сообщества — Фламандское, Французское и Немецкое.Школы, управляемые каждым из сообществ, ведут преподавание на соответствующем языке, а вот со вторым и третьим языками появляются небольшие различия.Фламандские дети Бельгии начинают изучать французский язык с первого, самое позднее со второго класса, а в тех немногочисленных школах, где его обязательное преподавание начинается с третьего, при желании можно взять языковой курс на год раньше в качестве дополнительного предмета.Примерно так же обстоят дела и с немецкоязычными школами, где французский является обязательной дисциплиной практически с самого начала обучения. В самих же французских школах в качестве второго языка предлагается на выбор голландский или английский, но каков бы ни был выбор, второй язык тоже изучается с младших классов.
В средней же школе бельгийским детям предоставляется выбор между четырьмя профилями, направлениями дальнейшего обучения.Одним из таких профилей является языковой, в курс которого обязательно входят не только все три государственных языка, но и давно получивший статус международного английский, а во многих школах этот букет также дополняется испанским и, при желании, латынью и древнегреческим.
Неплохой старт получается для юного выпускника в итоге, разве нет? Помимо общей эрудиции и расширения горизонтов, изучение языков помогает бельгийцам быть терпимее и доброжелательнее друг к другу как в рамках своих языковых сообществ, так и в пределах всеймногонациональной страны.

Шведы и саамы в Финляндии.
В целом что с Бельгией, что со Швейцарией все понятно — статус государственного для какого-либо языка делает и преподавание на нем в той или иной степени обязательным. А что же происходит в европейских странах, где основная часть населения принадлежит все же к одному этносу? Как складывается судьба образования на языках нацменьшинств там?

Для примера возьмем не сильно далекую Финляндию, где помимо девяноста с лишним процентов финнов проживает почти шесть процентов людей, считающих родным языком шведский, а также чуть более полутора тысяч саамов.
И для тех, и для других есть возможность абсолютно бесплатно обучаться на родном языке, причем в буквальном смысле от детсада до университета, пройдя все стадии учебного процесса. Правда, такая роскошь доступна только в тех районах страны, где плотность проживания нацменьшинств наиболее высока.Шведскоязычное население по большей части сконцентрировано в прибрежных районах на западе и юге страны, а также на Аландских островах, а для саамов это северная часть, в частности, Лапландия.Причем у саамского языка существует несколько малораспространенных, практически вымирающих диалектов, носителями которых является всего пара сотен человек. Но и здесь саамским парламентом при поддержке финского правительства предпринимаются значительные усилия по защите этих диалектов от исчезновения: популяризация, организация обучающих курсов и прочее.Шведский же обязательно входит в учебную программу любой из финских начальных школ как один из основных предметов, а в средней школе остается в качестве второго иностранного; первым же предсказуемо является английский.Конечно, второй язык — это не так много, поэтому финскоговорящее население двуязычно всего на треть, но и это немало. Финские же шведы двуязычны почти поголовно, так что вопрос коммуникации опять-таки отпадает.
Почему ущемляются наше право -право учиться на родном языке? Может быть странам Балтии пора позаимствовать опыт европейских стран по защите прав национальных меньшинств?
Элла Канайте.
/По материалам из открытых источников/.

МЫ ИНФОРМИРУЕМ
ВАШЕ МНЕНИЕ:
Необходим ли обязательный экзамен по русскому языку за курс средней школы