Текущие мероприятия

Сайты-партнёры

Фонд русский мир

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации

САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ



Общественная организация ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ

Туризм и отдыхв Оренбургской области

Национальный туристический портал


Прибалтика. Запрещённые ветераны.
  • Опубликовано: 15 май, 19:05
Прибалтика. Запрещённые ветераны. День Победы для нас - безусловный праздник. В когда-то близкой, а
теперь такой далекой Прибалтике - спорный. Накануне Дня Победы
журналист «Мира новостей» встретилась с председателем Организации
участников Второй мировой войны, сражавшихся в рядах
антигитлеровской коалиции, проживающих в Литве, Юлюсом Декснисом. Он
просто и искренне рассказал о том, как победители стали
потерпевшими.

НАСИЛЬНО МОБИЛИЗОВАННЫЕ?


- В прошлом году нас приглашали на парад в Москве, в этом не
позвали. Ну не пригласили и не пригласили, мы и здесь отметим этот
праздник, и отметим тоже неплохо, мы готовимся, будет очень много
людей. 65-летие Победы праздновала вся Литва и в этом году будет
праздновать, как мы здесь, в Литве, называем «окончание Второй
мировой войны», несмотря на нездоровую реакцию нашего правительства
и некоторых районных самоуправлений.

Сейчас в Литве осталось около трех с половиной тысяч ветеранов. Но
сообщения о смерти получаем каждый день. Нас все меньше, поэтому мы
приняли поправку к уставу нашей организации, и теперь ее членами
могут быть не только ветераны, но и их дети и внуки. А сейчас мы
собираемся объединиться в одну ассоциацию с афганцами и пенсионерами
Советской армии, чтобы организация была более молодой и сильной, как
это сделано в Белоруссии. Но там другое дело, там организация
поддерживается государством, председатели районных и областных
организаций получают зарплату. А мы существуем на общественных
началах. Пока у власти были социал-демократы, каждый год через
министерство финансов нам официально выделяли 18 тысяч литов (1 лит
- около 12 рублей. - Авт.) на хозяйственные нужды и организационную
деятельность. Пришедшие к власти консерваторы нам отказали в деньгах
«в связи с неудовлетворительным финансовым положением в стране».

До кризиса каждый участник Второй мировой войны за исключением тех,
кто воевал в войсках НКВД, получал 200 литов к своей основной
пенсии, инвалид 1-й группы - 400, инвалид 2-й группы - 300 литов. А
сейчас уменьшили пенсию на 15 процентов. Я раньше получал 1300
литов, а после уменьшения - 1150.

Протестуй не протестуй, закон есть закон. Вот и считай, уважают нас
или нет?

А почему нам эту прибавку дали, думаете, из благотворительности
какой? Нет! Государство считает нас, участников Второй мировой
войны, воевавших на стороне антигитлеровской коалиции,
«пострадавшими от насильственной мобилизации в Советскую армию». Нас
приравняли к репрессированным, кто был сослан советской властью в
Сибирь. Наше правительство не считает нас победителями, нас считают
потерпевшими.

Мы с отцом и сестрой в конце 1941 года были вывезены на
принудительные работы в Восточную Пруссию, потом бежали. Я сейчас
имею право получать компенсацию как пострадавший от фашистского
режима, а получаю как пострадавший от советской власти. Вот
представьте мое двойное положение.

Я считаю, что мы освобождали Литву и мы, ветераны, - самые что ни на
есть патриоты и освободители литовской земли. Как я могу считать,
что я пострадал? Когда встречаюсь с представителями власти, всегда
говорю: «Если бы не советская армия, если бы не 16-я Литовская
дивизия, то не было бы вас здесь!» Мы являемся не только
освободителями литовской земли от немецко-фашистских захватчиков, но
и борцами за независимость сегодняшней Литвы. Если бы не мы, те, кто
воевал на стороне антигитлеровской коалиции, то не было бы
сегодняшней независимой Литвы, это и де-факто, и де-юре, и как
хотите.

Мы победили, так дайте нам пенсию не как пострадавшим, а как
победителям.

ПРИБАВКА ЛЕСНЫМ БРАТЬЯМ

Те, кто партизанил против советской власти в лесах, те получают по
700 литов в месяц прибавки к основной пенсии. Это партизанское
движение лесных братьев было создано немецкими оккупантами. Когда
они отступали, то те, кто был замешан в расстрелах военнопленных,
коммунистов, евреев - в Литве было расстреляно 280 тысяч евреев, -
убегали в Германию, а те, кто не смог убежать, в лесах попрятались,
потому что знали: будут привлечены к уголовной ответственности.

Израильская ассоциация литовских евреев не так давно опубликовала
список из трех тысяч фамилий жителей Литвы, которые, по их
сведениям, участвовали в холокосте. Центр по исследованию геноцида и
сопротивления народа Литвы начал свое собственное расследование.
Проверив 885 человек, было установлено, что 322 действительно могли
участвовать в массовом убийстве евреев. Беда в том, что некоторым из
них установлены памятники как национальным героям. И на фоне всего
этого нас, воевавших против гитлеровской армии, не признают
освободителями.

Но мы не протестуем и не говорим об этом громко, потому что власти
скажут: «Очень хорошо, не хотите признать себя потерпевшими, не
будете получать пенсию». В Латвии и Эстонии ветераны уже ничего не
получают.

Январь 1945-го: бойцы 16-й Литовской дивизии на улицах Клайпеды

ПОДАРЕННАЯ КЛАЙПЕДА

В 1944-м все литовские мужчины от 18 до 50 были обязаны явиться в
призывные пункты, нас направляли сначала в запасные части, для того
чтобы пройти подготовку, а потом на фронт, чтобы воевать против
немецко-фашистских захватчиков. И мы воевали.

Я был призван в июле 1944-го. На фронт попал в декабре. В 16-ю
Литовскую стрелковую дивизию. Дивизия тогда освобождала Латвию. В
январе 1945-го нашу дивизию перебросили для освобождения города
Клайпеды. Я участник освобождения Клайпеды. 28 января 1945-го город
был освобожден. Мы выгнали немецкие войска очень быстро.

Каждый год в этот день мы собираемся в Клайпеде и отмечаем
освобождение.

Но можно ли считать это освобождением? Мы же сами отдали Клайпедский
край немецко-фашистским захватчикам еще в 1939 году. Советский Союз
нам, литовцам, просто подарил его. То, что отправили именно 16-ю
Литовскую стрелковую дивизию, было и политическим актом, чтобы
литовцы участвовали в освобождении литовского города. Но одна
дивизия не справилась бы, помогали и справа, и слева советские
части.

И после освобождения города 16-я Литовская дивизия указом главного
командующего стала называться Клайпедской. 16-я Литовская шла от
Орла, первый бой держала в Алексеевке зимой 1942 года, потом
участвовала в боях на Курской дуге, с боями прошла через Белоруссию
и в 1944-м вступила на литовскую землю. Воевала за освобождение
городов Шяуляй, Клайпеда, Паланга...

БЕЛЫЕ ФЛАГИ

Мне часто снится 8 мая - последний день войны, последний час войны.

Наш отряд захвата - 20 человек вместе с пехотинцами - наступал на
немецкий бункер для взятия «языка», так называемая разведка боем.
Многие наши тогда погибли, некоторые были ранены. Нас отбили, мы не
выполнили задание. Тогда я не мог знать почему, а сейчас, уже
изу­чив документы, считаю, что наступление было плохо организовано,
артиллерийская подготовка была плохая. Пулеметным огнем нас прижало
к земле, мы получили команду «назад!» и отошли. После отступления
раненых отправили в медсанбат, а тем, кто выжил и не получил
ранения, тотчас объявили, что надо идти в наступление второй раз.

Я сразу понял: если мы пойдем - погибнем. Но приказ есть приказ. Мы
ждали сигнальной ракеты, чтобы начать наступление. И вдруг я смотрю:
а по всему фронту... белые флаги. Я подумал тогда, что это
провокация, потому что немцы так делали: поднимали белые флаги, а
потом косили пулеметным огнем.

Вильнюс: теперь иные времена - иные герои?

А оказалось - правда! Немцы сдаются.

И началось такое ликование. Неописуемое. Мы обнимали друг друга,
плакали. Ведь мы знали, что второе наступление для нас - верная
смерть.

После радости проснулась злость за убитых товарищей.

Я тоже хотел пойти и отомстить, но наши командиры приказали оставить
оружие. Оставил автомат в траншее и пошел смотреть, куда же мы
наступали. Тогда я еще хорошо владел немецким языком. Из блиндажа
вышел немецкий фельдфебель, или, по-нашему, старшина, и говорит мне:
«Иди сюда, иди сюда, здесь мины». Чтобы, значит, я не подорвался,
уже заботится обо мне! И просит: «Не стреляй, я тоже коммунист». Ну,
думаю, будь у меня оружие, я бы тебе, коммунист, показал!

В Литве 236 мест захоронений, в которых лежат 80 тысяч советских
воинов, погибших за освобождение литовской земли. Кроме того, в
нашей земле лежат 200 тысяч советских военнопленных. Сейчас все эти
захоронения благоустраиваются, потому что были запущены. После
восстановления независимости Литвы за ними перестали ухаживать. Но
сейчас с помощью средств России захоронения приводятся в надлежащий
вид. У нас в Литве две трети могил уже отремонтировано, и за ними
присматривают.

ФОРМЕННОЕ ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО

Юлюс Декснис запускает руку в карман пиджака, достает что-то в
зажатой ладони, разжимает: «Смотри». На ладони советский значок
«Ветеран».

- Если я его нацеплю на пиджак и выйду на улицу, меня сразу
оштрафуют, потому что в Литве запрещена советская символика, ордена
и медали - тоже.

Декснис прикрепляет значок к лацкану, я его фотографирую, он снимает
знак и снова опускает в карман.

- Когда этот закон приняли, мне даже звонили ветераны войны, евреи,
которые живут теперь в Америке, и спрашивали: «Что у вас там в Литве
происходит?!» Но закон есть закон.

Потом нашему сейму стало неудобно, и они, недолго думая, поправляют
закон: можно носить ордена и медали во время праздников. Но только с
униформой, в которой мы воевали. Вот какой казус. Я же не был
офицером во время войны, офицерское звание я получил уже потом,
международная ситуация была сложная, и нас не распускали, я, как
медный котелок, служил до 50-го года. Откуда же у меня солдатская
форма?! Уже 66 лет прошло! Это безумие какое-то. Но и это еще не
все. Было бы даже и смешно, если бы не было так грустно, но в
поправке сказано, что символику могут во время праздников носить все
участники Второй мировой войны. Ну так мы же грамотные: воевавшие на
стороне Гитлера - тоже участники и имеют право носить по праздникам
свою форму и награды. И что же? Немцы будут дефилировать по Вильнюсу
и Клайпеде с фашистской символикой? Это уже оскорбление нас лично,
потому что нас сравнили с немецкими оккупантами. Мы с этим не
согласны, и я буду говорить об этом во время праздника окончания
Второй мировой вой­ны 8 мая. Надеюсь, мне дадут слово.


Надежда Арабкина, Вильнюс - Москва<<< Назад

МЫ ИНФОРМИРУЕМ
ВАШЕ МНЕНИЕ:
Необходим ли обязательный экзамен по русскому языку за курс средней школы