Текущие мероприятия

День России в Вильнюсе

Сайты-партнёры

Фонд русский мир
САЙТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ



Общественная организация ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ

ГЖЕЛЬ


Память о войне.
  • Опубликовано: 7 май, 10:05
Память о войне.Чем дальше уходит в прошлое 1945 год, тем все более весомым становится подвиг людей, ценой своих жизней остановивших нацизм и фашизм, пишет канадский еженедельник "Русский экспресс".
Герои войны и герои тыла спасли от уничтожения не только свой народ и миллионы людей в разных странах. Их самопожертвование, их грандиозные усилия не дали совершиться новым злодеяниям, остановили войну и бросили военных преступников на скамью подсудимых, пишет издание.
Победа в Великой Отечественной и Второй мировой войне стала не только событием огромной важности, но и началом нового этапа истории. Она на много десятилетий вперед избавила человечество от новых глобальных войн. Победа - это результат коллективных усилий, отмечает издание. Но за нею стоят отдельные судьбы миллионов людей.
Каждый из них надеялся на счастливую, радостную и изобильную жизнь. Вместо этого им пришлось взять в руки оружие, чтобы спасти человечество от ставшего реальностью кошмара. Мы должны гордиться тем, что принадлежим к народу, взявшему на себя главную тяжесть борьбы с фашизмом. Народу, который не испугался самопожертвования и заплатил невиданную в истории цену за свою победу, подчеркивает газета.
Сегодняшний мир мог бы быть совершенно иным, если бы не брошенные на чашу весов истории двадцать с лишним миллионов жизней советских людей. Это - страшная трагедия, но одновременно и великий подвиг, свет которого все ярче освещает не только прошлое, но и будущее. Совершенная в прошлом победа остается обращена и к тем, кто остался жить, и к тем, кто будет жить благодаря ей, уверен еженедельник.
Как ни печально, ветеранов среди нас остается все меньше, пишет газета, но наша память и наша благодарность от этого не тускнеют. И если мы хотим, чтобы подобных трагедий больше не повторилось, мы должны передать новым поколениям нашу память о войне и нашу благодарность победителям.
Бесценными документами эпохи являются свидетельства воинов Великой Отечественной. Издание публикует отрывки из их воспоминаний, посвященных последним дням той войны.

Ольга Подлисна

В восемнадцать лет я добровольцем ушла на фронт. Служила в 812-м истребительном полку 3-го истребительного авиационного корпуса. Сначала была стрелком, затем фотомехаником. Об этой профессии на войне мало кто знает, а между тем она имела немалое значение: необходимо было документально фиксировать сбитые самолеты противника в местах их падения.
В конце войны в моем "архиве" было более тридцати таких самолетов. Один из самых ярких эпизодов во время битвы за Берлин произошел со мной и двумя моими товарищами второго мая.
На "Виллисе" мы добрались до места падения немецкого самолета, сбитого нашими летчиками, сфотографировали его и обнаружили вдруг, что находимся в окружении большого количества фашистов.
Один пистолет на троих вряд ли мог нам помочь. Казалось, путь к своим отрезан. Однако немцы вели себя как-то странно: на нас никто не обращал внимания, и спустя какое-то время ситуация прояснилась: оказывается, они, зная крутой нрав бойцов Красной армии, всей толпой спешили сдаваться в плен американцам. Мы решили прорываться...
А в это время наш полк готовился к передислокации, ждать нас уже не могли, и генералу Савицкому ничего не оставалось, как только утешать моего мужа: "Вернется твоя Ольга!" В последний момент, когда полк уже был "на колесах", появились на нашем маленьком "Виллисе" мы. Надо ли говорить, какой бурной и радостной была встреча! Задание было выполнено, а через шесть дней пришла Великая Победа!

Бениамин Данциг

Числа пятого-шестого апреля наша гвардейская орденоносная 22-я авиационная дивизия резерва главного командования была дислоцирована в район Франкфурта. К этому времени наша авиация практически полностью господствовала в воздухе, и действия штурмовой авиации уже проводились без сопровождения истребителей.
Только на одном небольшом участке фронта кроме нашей дивизии - четыре авиационных полка пикирующих бомбардировщиков, восемь танковых дивизионов, несколько полков крупнокалиберных самоходных орудий, девять подразделений зенитных установок, три пехотных корпуса, восемь прожекторных дивизионов - такого скопления войск всех родов мне не приходилось видеть за всю войну!
...За два часа до рассвета прозвучала долгожданная команда: "Вперед, на Берлин!" Началось генеральное наступление. Тяжелая работа: по десять-двенадцать боевых вылетов в день, почти без отдыха! Для меня она складывалась благополучно до 29 апреля: над Берлином осколок бронепрожигающего зенитного снаряда "прошил" правую стопу.
Чудом удалось посадить машину, и подоспевшие солдаты польской армии, вытащив меня из самолета, пять часов возили по разбитым дорогам в поисках госпиталя. Началась газовая гангрена, и в результате - ампутация ноги выше колена... Вот и все! Это было четвертое, самое тяжелое мое ранение. Орден боевого Красного Знамени я получил уже в московском госпитале...

Яков Крейнин

В апреле сорок пятого я был в звании гвардии старшего лейтенанта, командовал батареей "Катюш" 303-го гвардейского Краснознаменного Лодзинско-Бранденбургского минометного полка. Пройдя славный боевой путь от Сталинграда до Берлина, полк был награжден орденами Кутузова II степени и Александра Невского.
Наша батарея в составе полка переправилась на левый берег реки Одер и своим огнем поддерживала части 69-й армии 1-го Белорусского фронта, которая под командованием маршала Г.Жукова наступала на Берлин. В этой операции также принимали участие воины 1-го Украинского фронта (командующий - маршал И.Конев) и 2-го Белорусского фронта (командующий - маршал К.Рокоссовский), войска (прежде всего авиация) США, Англии, Канады. До Берлина оставалось семьдесят километров...
Шестнадцатого апреля за два часа до рассвета ярко вспыхнули сто сорок прожекторов, расположенных через каждые двести метров вдоль линии фронта. Одновременно началась мощная артподготовка. Фашисты были ослеплены и подавлены. Началось их отступление под шквалом артиллерийского огня, танкового преследования и авиационных ударов.
В полдень 25 апреля замкнулось кольцо вокруг Берлина, начались ожесточенные уличные бои. Каждое окно, каждая дверь толстостенных каменных зданий превращались в амбразуры, откуда велся практически непрерывный огонь. Особую опасность для наших танков представляли фауст-патроны.
В первом часу ночи 2 мая радиостанциями 1-го Белорусского фронта было получено сообщение на русском языке: "Просим прекратить огонь. Высылаем парламентеров на Потсдамский мост". Бои местного значения еще какое-то время продолжались, но долгожданная Победа пришла...
Наша батарея в боях за Берлин уничтожила десять танков, десять автомашин, сотни гитлеровцев. В этих боях к моим полученным ранее ордену Красной Звезды и медали "За освобождение Варшавы" прибавились орден Отечественной войны II степени и медаль "За взятие Берлина".

Яков Ярхин

Служба в Красной армии началась для меня в 1939 году, поэтому на фронтах Великой Отечественной оказался с первых ее дней. В составе 89-й Кишиневской гвардейской дивизии участвовал в Берлинской операции, награжден за нее орденом Отечественной войны I степени.
В звании старшего лейтенанта был начальником штаба батальона. В апреле сорок пятого наша стрелковая дивизия прорвала оборону немцев на западном берегу реки Одер и с боями продвигалась к Берлину.
Прорвавшись к восточной окраине города, мы встретили не очень мощное сопротивление гитлеровцев: против нас воевало ополчение, собранное в основном из пожилых людей буквально накануне штурма. Затем, однако, по мере продвижения к берлинским кварталам, бои значительно ужесточились. Каждый дом представлял собой настоящую крепость. Возросли и наши потери.
Немцы вели прицельный огонь, каждый этаж давался нам в буквальном смысле большой кровью. Преградой на нашем участке была и река Шпрее. Найти материалы для плотов в разрушенном городе было нетрудно, но вот спустить их на воду с почти отвесного берега, облицованного гранитом...
Даже ночью берег был ярко освещен немецкими ракетами, переправиться без огромных потерь было невозможно. Ничем не смогли нам помочь ни артиллерийский батальон, ни собственное подразделение минометчиков: как только начинался спуск плотов на воду, немцы открывали шквальный огонь. Но приказ-то получен! На карте слева от нас был обозначен мост. Посланные на разведку бойцы доложили, что он взорван, но по обломкам перебраться на другой берег попробовать можно.
Наша артиллерия продолжала свою работу, отвлекала немцев, а пехоте действительно удалось прорваться через реку. Атака наша была неожиданной для фашистов, береговую линию "очистили" и наладили переправу техники. А через несколько дней праздновали Победу...

Валентина Глебова

Моя фронтовая дорога началась в сорок втором году в сибирском госпитале и привела в Берлин в сорок пятом. Госпиталь, где я служила старшей операционной медсестрой в звании лейтенанта медицинской службы, прошел пол-Европы, но самыми бесконечно долгими казались бои за Берлин.
Мы уже дышали Победой, а раненые все поступают к нам непрерывным потоком, и уже с трудом верится, что это когда-нибудь прекратится и перестанет, наконец, литься кровь наших солдат…
В ночь с восьмого на девятое мая проснулась от страшного грохота. Опять стрельба, опять бои... Выскочила на улицу: все бегут, стреляют в воздух - Победа! Как описать эту радость? Обнимались, плакали, пели, целовались, поздравляли друг друга. Отплясывали перед Рейхстагом "Барыню", а в это время из него выводили фашистов.
Поcле войны еще до конца года служила в Берлине. Правда, лечили уже немцев. Очень тяжело было перестать видеть в них врагов-фашистов и научиться считать их просто больными, ранеными. Но мы смогли и это. Мы были победителями.

Евгений Веселый

После летного училища меня направили на службу авиамехаником в ставшую знаменитой эскадрилью "Нормандия", которая впоследствии была преобразована в истребительный авиационный полк "Нормандия-Неман". В его состав входили уже три эскадрильи, носившие названия трех главных нормандских городов: "Руан", "Гавр" и "Шербур".
Летчики полка совершили более пяти тысяч боевых вылетов, провели около девятисот воздушных боев, сбили около трехсот самолетов. Лейтенанты Марсель Альбер, Ролан де ля Пуап, Жак Андрэ и, посмертно, командир третьей эскадрильи "Шербур" Марсель Лефевр удостоены звания Героев Советского Союза.
Весну сорок пятого года мы встретили в Восточной Пруссии. Аэродром базировался в городке Хайлигенбайль - когда-то он был один из центров Тевтонского ордена. Ночь на восьмое мая я провел в карауле. Аэродром подвергся сильному обстрелу, который прекратился только к утру. Как же не хотелось умирать накануне Победы! Но о том, что доведется жить и спустя шестьдесят семь лет после нее, - даже не мечталось!
А потом вернулись с боевого вылета наши летчики, и с каким удовольствием я рисовал на фюзеляже своего "подопечного" очередную звездочку!

Редакция издания поздравляет ветеранов и всех читателей с Днем Победы и желает всем им самого главного - мира. "Пусть этот мир будет вечным и окончательным!" - желает всем нам канадская газета "Русский экспресс".

My Webpage

МЫ ИНФОРМИРУЕМ
ВАШЕ МНЕНИЕ:
Необходим ли обязательный экзамен по русскому языку за курс средней школы